Обращение Национального Конвента к жителям Лондона

(7/IV 1848 г.)

Товарищи, мы, члены Государственного Конвента... состоящего из делегатов всех частей Англии, в ответ на выпущенную милицией прокламацию, заявляющую, что назначенная на 10 апреля демонстрация противоречит статуту, проведенному во время деспотического царствования Карла II 2, со собственной стороны заявляем, что мы считаем такую прокламацию нарушением права подачи петиций и созыва общественных Обращение Национального Конвента к жителям Лондона митингов, и реальным подтверждаем наше жесткое решение провести этот митинг и демонстрацию и призываем обитателей Лондона посодействовать нам своим присутствием отстоять наши обоюдные права. Мы с негодованием прочитали в «Times» и других газетах утверждение, как будто мы организуем насильное выступление с целью объявить войну жизни и принадлежности. Мы с негодованием отбрасываем Обращение Национального Конвента к жителям Лондона это обвинение, изготовленное злостными недоброжелателями, и самым положительным образом заверяем, что мы не имеем намерения нарушать закон; наша процессия будет невооруженной, моральной демонстрацией, мы уважаем жизнь и собственность, но мы равным образом требуем почтения и к нашей жизни и принадлежности и обращаемся к вам и ко всей стране Обращение Национального Конвента к жителям Лондона в целом с просьбой защитить нас в случае несправедливого нападения на нас.

1. Карл II Стюарт правил в эру Реставрации (1660—1685 гг.).

Комменты к документам.

Возникновение чартизма фактически все его исследователи связывают с последствиями промышленного переворота. Потому составители практикума сочли нужным включить ряд документов, характеризующих как сам переворот, так и Обращение Национального Конвента к жителям Лондона положение британских рабочих в первой половине XIX в. Игнорировать резкое повышение числа бедняков было нереально. И хотя делались пробы разъяснить это явление «естественными» законами развития общества(см. «Закон о народонаселении» т. Мальтуса), но все таки английское правительство еще в конце XVIII в. было вынуждено принять так именуемый Спинхэмлендский акт Обращение Национального Конвента к жителям Лондона, предусматривавший оказание через церковные приходы некой помощи лицам, не имеющим средств к существованию. Росло количество бедняков, росли и суммы, затрачиваемые на оказание им помощи, что очень раздражало английскую буржуазию. В 1834 г. заместо Спинхэмлендского акта был принят новый Закон о бедных; помощь беднякам сейчас могла оказываться только через систему Обращение Национального Конвента к жителям Лондона работных домов. Новый закон, как и условия проживания в работных домах, вызвал всеобщее возмущение рабочих (см. Энгельс об критериях жизни в работных домах и постановление о внутреннем распорядке рабочего дома), которые расценили этот закон, как прямое предательство со стороны буржуазии, вкупе с которой они интенсивно боролись 10-ки лет за Обращение Национального Конвента к жителям Лондона парламентскую реформу. Ну и сама реформа 1832 вызвала у рабочих наисильнейшее разочарование (см. Маркс о парламентской реформе 1832 г.) и содействовала (вместе с Законом о бедных 1834 г.) формированию убеждения, что в борьбе за свои интересы рабочие могут рассчитывать лишь на себя.

Важными общечартистскими документами, позволяющими оценить как его политические цели, так Обращение Национального Конвента к жителям Лондона и социальную направленность, также этапы развития чартизма, являются Хартия, 1-ая и 2-ая петиции чартистов. В то же время составители практикума сочли нужным включить и ряд других документов.

Акт об изменении народного консульства в Великобритании и Уэльсе как итог парламентской реформы 1832 г. позволяет осознать, почему английские рабочие так негативно оценили эту реформу.

Текст Обращение Национального Конвента к жителям Лондона Народной Хартии был в первый раз сформулирован Английской ассоциацией рабочих и одобрен на митинге 28 февраля 1837 г., а в виде законопроекта был размещен 8 мая 1838 г. В короткой преамбуле было сказано, что Хартия составлена с таким расчетом, чтоб палата общин стала вправду выражать «волю, чувства и интересы народа». В поддержку Хартии Обращение Национального Конвента к жителям Лондона по всей стране проходили превосходные митинги (по 200-300 тыс. человек) с суровыми девизами: «За деток и жен мы будем биться не на животик, а на погибель!» «Хартию и никаких уступок!»

1-ая Государственная петиция была составлена в Бирмингеме, а позже принята Английской ассоциацией рабочих, размещена 14.5.1838 г., представлена в Обращение Национального Конвента к жителям Лондона парламент 14.5.1839.

Составлялась она вместе с буржуазными радикалами и поэтому в ней малость положений, относящихся к защите конкретно интересов рабочих. Следует направить внимание на то, что пункты Хартии включены конкретно в текст петиции, при всем этом особо подчеркивается роль всеобщего избирательного права. В то же время в петиции отражены и определенные Обращение Национального Конвента к жителям Лондона претензии промышленной буржуазии.

Разумеется, что ко времени возникновения Хартии посреди чартистов уже намечался раскол по вопросу о путях и способах ее заслуги (потом сами они выделяли в собственных рядах течения «физической» и «моральной» силы).

Документы: Из письма Гарни в редакцию «Northern Star» («Северная звезда») от 13.03.1838 г. и отрывок из речи Обращение Национального Конвента к жителям Лондона О’Коннора на митинге в Лондоне 17.09.1838 как раз и помогают осознать, что реально пряталось за понятием «физическая сила» и почему деятельность Английской ассоциации, невзирая на все ее награды, вызывала довольно резкую критику со стороны части чартистов. Выражением последней позиции в чартистском лагере является выступление священника Стивенса на одном из митингов Обращение Национального Конвента к жителям Лондона 1838 г. Буржуазные радикалы, сотрудничая с чартистами, стремились не только лишь не допустить предстоящего развития самостоятельности рабочего движения, да и подчинить его своим интересам, выдвигая в качестве первоочередной задачки борьбу за отмену хлебных законов, создав даже в 1839 г. специальную Лигу борьбы против хлебных законов.

Потерпев поражение при подаче первой Обращение Национального Конвента к жителям Лондона петиции в парламент, чартисты, анализируя предпосылки собственной беды, сделали вывод к выводу, что сначала им нужно не действовать «растопыренными пальцами», а объеденить все чартистские организации. Планы сотворения таковой единой организации чартистов Англии интенсивно дискуссировались в чартистской прессе, пока какой-то из них не был принят на собрании Обращение Национального Конвента к жителям Лондона делегатов в Манчестере 20.08.1840 г. Государственная чартистская ассоциация была довольно большой организацией и к 1842 г. соединяла воединыжды в собственных рядах более 50 тыс. человек. В 60-70 – е гг. XX в. русские историки интенсивно полемизировали, можно ли считать Национальную ассоциацию партией рабочего класса.

Создание Государственной чартистской ассоциации ускорило разрыв с буржуазными радикалами. Хотя Обращение Национального Конвента к жителям Лондона последние сделали так именуемую Лигу Стёрджа, заявляющую, что она готова поддержать 6 пт Хартии, это не уменьшило подозрительное отношение чартистов к промышленной буржуазии, ибо для чартистов завоевание Хартии было средством, при помощи которого они возлагали надежды поменять свое соц положение. Не случаем газета «Северная звезда» заявила, что «тот, кто поддерживает 6 пт Хартии Обращение Национального Конвента к жителям Лондона, еще не чартист».

Над 2-ой петицией чартисты работали в другой обстановке, чем при разработке первой и без роли буржуазных радикалов. В итоге это намного более конкретный и многосторонний документ, чем 1-ая петиция.

При обсуждении в парламенте особенное беспокойство ряда депутатов вызвало требование поражения монополий избирательного права.., владения Обращение Национального Конвента к жителям Лондона машинами, землей, монополии прессы, средств сообщения.., что было расценено как покушение на личную собственность. Интересно, что некими русскими историками в 60-70-х гг ХХ в. эта мысль расценивалась как проявление социалистических тенденций у чартистов, хотя, разумеется, что это неправильная интерпретация взглядов чартистов. Еще в 1831 г. «Национальный альянс рабочего класса» (роль Обращение Национального Конвента к жителям Лондона которого в появлении чартистского движения отмечалась во внедрении) в собственной «Декларации» твердо заявил, что «всякая собственность (обретенная добросовестным методом) священна и неприкосновенна». Бронтер О’Брайен, которого называли «школьным учителем чартистов», повсевременно подчеркивал, что чартисты никогда не ставили впереди себя задачку поражения личной принадлежности.

Когда и 2-ая петиция была отвергнута, Исполком Государственной чартистской Обращение Национального Конвента к жителям Лондона ассоциации призвал рабочих к поддержке всеобщей забастовки, но даже в этом обращении призывали помогать «мирному распространению движения».

После 1842 г., который ряд историков считает кульминацией чартистского движения, наступил спад чартистского движения. В 1843 г. О’Коннор выдвинул собственный Земляной план, который после долгого обсуждения был одобрен чартистской конференцией Обращение Национального Конвента к жителям Лондона в апреле 1845 г. Целью Земляного общества, предназначенного для воплощения этого плана, провозглашалось «политическое и соц освобождение порабощенного и приниженного рабочего класса». Правительство отказалось зарегистрировать Земельное кооперативное общество, тогда чартисты сделали и зарегистрировали «Национальную земляную компанию» и «Земельный банк». За 2 года в Земельное общество вступило 75 тыс. человек, в Земляной банк поступило взносов на Обращение Национального Конвента к жителям Лондона 96 тыс.ф.ст.

Земляной план утопичным и даже обскурантистским называли уже тогда бывшие члены Английской ассоциации – Ловетт, О’Брайен (а позже эта точка зрения властвовала в историографии чартизма), с другой стороны на него интенсивно нападали буржуазная пресса, обширно используя ересь и инсинуацию.

Но он был одобрен чартистской партией Обращение Национального Конвента к жителям Лондона. Из русских историков 60-70-х гг. ХХ в. этот план защищал Б.А. Рожков, подчеркивая, что его нельзя рассматривать в отрыве от Хартии, что сам по для себя он вообщем не чартистский документ, но в соединении с ней он «получает тенденцию пролетарского решения вопроса» (тезис не представляется в Обращение Национального Конвента к жителям Лондона особенности убедительным, даже невзирая на уверения О’Коннора, что решение вопроса может быть лишь на базе Хартии, что воплощение Земляного плана находится в зависимости от «полного контроля рабочего класса», а сам этот контроль может стать действенным, если «правительство станет рабочим» - см. Б.А. Рожков Появление самостоятельного рабочего движения в Обращение Национального Конвента к жителям Лондона Великобритании – В кн. Рабочее движение Англии XIX-ХХ вв. М. 1979. С. 51-55).

Ряд документов относится к последнему подъему чартизма в 1848 г. Они позволяют составить суждение, поменялись ли стратегия и способы борьбы чартистов.

Программка, принятая чартистским Конвентом в 1851 г., была принята, когда чартистское движение закончило быть массовым и очевидно утратило свои Обращение Национального Конвента к жителям Лондона прежние позиции. Но в теоретическом плане программка очевидно идет далее прежних чартистских документов, и по воззрению Б.А. Рожкова она уже представляет не чартизм как такой, а попытку перейти к более высочайшей форме рабочего движения. В любом случае она указывает эволюцию взглядов чартистов, хотя тяжело сказать, какая часть чартистов делила эти взоры Обращение Национального Конвента к жителям Лондона. Главную роль в ее подготовке сыграл Э. Джонс. (Э. Джонс. Статьи о чартистской программке. М. 1970. Приложение. С. 105-115).

Вступление Б.А. Рожкова к статьям и письмам Э. Джонса может быть полезно для осознания программки 1851 г.


obraz-peterburga-cikle-stihotvorenij-na-nekrasova-o-pogode-sochinenie.html
obraz-plohogo-parnya-kak-lejtmotiv-v-kinematografe.html
obraz-predmeta-sposobnogo-udovletvorit-potrebnost.html